Обобщение судебной практики по рассмотрению Арбитражным судом Карачаево-Черкесской Республики споров, связанных с применением законодательства о защите конкуренции

Дата: 
31.07.2018

В связи с проводимой Верховным Судом Российской Федерации работой по рассмотрению возникающих в судебной практике вопросов применения Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции) обобщена судебная практика по рассмотрению споров, связанных с применением законодательства о защите конкуренции по состоянию на 31.05.2018.

Предметом настоящего исследования является судебная практика Арбитражного суда Карачаево-Черкесской Республики (далее – Арбитражный суд КЧР) за период с 01.01.2016 по 31.05.2018 по рассмотрению споров, связанных с применением законодательства о защите конкуренции.

Целью настоящего обобщения является необходимость изучения сложившейся судебной практики, проведение анализа вынесенных судом первой инстанции судебных актов по спорам, связанным с применением законодательства о защите конкуренции, и причин их отмены вышестоящими инстанциями.

За исследуемый период Арбитражным судом КЧР по спорам, связанным с применением законодательства о защите конкуренции, рассмотрено 28 заявлений.

Анализ судебной практики показал, что наибольшее количество споров связано с применением ст.10 Закона о защите конкуренции (запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением).

За исследуемый период в вышестоящие инстанции поступило 39 жалоб на 18 судебных актов, принятых Арбитражным судом КЧР.

В суде апелляционной инстанции рассмотрено 24 жалобы, отмененных судебных актов нет.

В суде кассационной инстанции рассмотрено 15 жалоб, отменен 1 судебный акт по делу №А25-845/2016, что составило 3,4% от общего количества рассмотренных дел данной категории и 6,66% от общего количества рассмотренных кассационных жалоб. Причиной отмены стало нарушение или неправильное применение норм материального права.

Незначительный процент отмен судебных актов по делам указанной категории позволяет сделать вывод о практически полном единообразии судебной практики в исследуемый период.

Для настоящего обобщения выбраны дела, представляющие наибольший интерес с точки зрения фактических обстоятельств и вопросов правоприменения:

 

  1. Определение в конкурсной документации (в соответствии с собственными потребностями) определенных торговых марок горюче-смазочных материалов (ГСМ) без возможности поставки эквивалентного товара - не ограничивает доступ на участие в торгах.

ОАО «Водоканал» (далее – Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением к УФАС по КЧР о признании  незаконными ненормативных правовых актов УФАС по КЧР о нарушении ст.ст.17, 18.1 Закона о защите конкуренции, выразившихся в установлении в качестве предмета закупки конкретных торговых марок ГСМ без возможности поставки эквивалентного товара, что, по мнению УФАС по КЧР, повлекло за собой сокращение числа хозяйствующих субъектов, которые могли бы принять участие и обеспечить поставку ГСМ, и, как следствие, создало условия для ограничения конкуренции при проведении конкурса. 

Решением суда по делу №А25-1058/2016 заявленные требования Общества удовлетворены.

Суд указал, что требование о поставке товара конкретных марок ГСМ предъявлено не к участникам конкурса, а к товарам определенного производителя; указание в документации о закупке производителя товара без сопровождения словами «или эквивалент» не ограничивает количество участников конкурса, поскольку указанный в документации о закупке товар может быть поставлен несколькими поставщиками (любой из участников конкурса, подавший заявку, не ограничен в правах на заключение договора на приобретение товара определенного производителя, в котором имеет нужду общество как заказчик, и соответственно, может участвовать в закупке).

Суд пришел к выводу о том, что установление в документации о закупке в качестве предмета закупки ГСМ конкретных торговых марок без возможности поставки эквивалентного товара не нарушает требований Закона о закупках, способствует достижению определенных в  нем целей, удовлетворяет потребности заказчика в товаре с необходимыми показателями цены, качества, надежности, позволяет наиболее эффективно использовать денежные средства при закупке товара высокого качества.

Противоречия по выводу суда в практике судов округов не выявлены.

 

  1. Обеспечение перевозчикам пассажиров на легковом транспорте доступа к базе данных заявок на перевозки, а также техническое сопровождение заказов  является оказанием услуг по перевозке пассажиров и багажа. 

ООО «Максим-Черкесск» (далее – Общество) обратилось в арбитражный  суд с заявлением к УФАС по КЧР о признании недействительным предупреждения о прекращении недобросовестной конкуренции (прекращение организации работы по обеспечению перевозок легковыми такси лицами, не имеющими разрешений на осуществление указанной деятельности).

Решением суда, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда, заявление удовлетворено. Суды пришли к выводу, что Общество не оказывает услуги по перевозке, а осуществляет лишь информационное обслуживание перевозчиков посредством обеспечения доступа к информационному ресурсу, представляющему собой базу данных заявок на перевозки, а также осуществляет техническое сопровождение заказа, в связи с чем не подтверждается факт наличия признаков нарушения ст.14.2 Закона о защите конкуренции» (запрет на недобросовестную конкуренцию путем введения в заблуждение).

Не согласившись, УФАС по КЧР обратилось с кассационной жалобой, по результатам рассмотрения которой постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа обжалуемые судебные акты отменены, в удовлетворении заявления Общества отказано.

Суд кассационной инстанции отметил, что Общество получает заявки на перевозку легковым такси, размещает их в информационном комплексе, получает подтверждение от выбравшего заявку перевозчика (с которыми не заключены договоры в письменном виде) и сообщает заказчику услуги данные об автомобиле и времени прибытия, при этом располагая в отношении перевозчика только данными об автомобиле, позывном (логине) и номере телефона.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции пришел к выводу, что УФАС по КЧР обоснованно усмотрело признаки нарушения ст.14.2 Закона о защите конкуренции, поскольку Общество, используя коммерческое обозначение «Служба заказа такси Maxim», предоставляет возможность исполнить заявку на перевозку легковым такси лицам, которые не соответствуют установленным требованиям для осуществления деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковыми такси и не несут расходы на соблюдение указанных требований для легковых такси, тем самым создавая условия для недобросовестной конкуренции.

Судебная практика по вопросам, связанным с организацией перевозок лицами, не имеющими установленных законодательством разрешительных документов, идет по пути признания их нарушающими Закон о защите конкуренции (Постановление  Арбитражного суда Дальневосточного округа от 14.12.2016 по делу №А24-587/2016; Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.07.2016 по делу №А04-6749/2015).

Противоречия по выводу суда кассационной инстанции в практике судов округов не выявлены.

 

  1. Субсидии юридическим лицам на компенсацию выпадающих доходов по тарифам, не обеспечивающим возмещение издержек в связи с государственным регулированием органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса, предоставляемые населению теплоснабжающими, водоснабжающими, газоснабжающими организациями (за исключением организаций муниципальной формы собственности) - не являются преференциями и не требуют согласований с антимонопольным органом.

Правительство Карачаево-Черкесской Республики (далее – Правительство КЧР) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными ненормативных правовых актов УФАС по КЧР о нарушениях Правительством КЧР п.7 ч.1 ст.15, ч.1 ст.20 Закона о защите конкуренции, выразившихся в невключении в принятые Правительством КЧР правила предоставления субсидий положения о согласовании с УФАС по КЧР предоставляемых преференций (субсидий).

Решением суда по делу №А25-1522/2015, оставленным без изменения постановлениями Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда и   Арбитражного суда Северо-Кавказского округа, заявленные требования удовлетворены.  

Суд первой инстанции отметил, что преференция представляет собой наделение хозяйствующего субъекта определенным преимуществом, обеспечивающим ему более выгодные условия деятельности по сравнению с фактически действующими или потенциальными конкурентами.  Таким образом, исходя из сферы регулирования Закона о защите конкуренции, а также понятия, оснований и порядка предоставления государственных и муниципальных преференций - к ним в любом случае не могут быть отнесены меры, равным образом улучшающие положение всех тех хозяйствующих субъектов одного или нескольких товарных рынков, чье положение может быть улучшено без нарушения требований законодательства (п.5 ч.4 ст.19 Закона о защите конкуренции). Также не подпадают под понятие преференций положения нормативных актов, действующие в отношении неопределенного круга лиц, если не будет доказано, что их применение фактически приводит к избирательному предоставлению льгот по произвольному усмотрению органов власти лишь отдельным хозяйствующим субъектам, действующим на одном товарном рынке.

С учетом изложенного суд пришел к выводу, что субсидии, порядок предоставления которых установлен «Правилами предоставления субсидий юридическим лицам», утвержденными Постановлением Правительства КЧР от 06.02.2014 №30, не отвечают признакам преференции, приведенным в п.20 ст.4 Закона о защите конкуренции, в связи с чем, наличие в названных действиях Правительства КЧР нарушения требований п.7 ч.1 ст.15 Закона о защите конкуренции антимонопольным органом не доказано.

Аналогичная правовая позиция выражена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.09.2012 №4290/12.

Противоречия по выводу в практике судов округов не выявлены.

 

  1. Наличие в кредитном договоре положения о страховании жизни и здоровья заемщика в конкретной страховой компании, а также невозможность заемщика внести какие-либо изменения в кредитный договор свидетельствует о злоупотреблении свободой договора и наличии ограничивающего конкуренцию соглашения между банком и страховой компанией.

ЗАО «Страховая компания «РСХБ - Страхование» (далее по тексту - Страховая компания) и АО «Российский Сельскохозяйственный банк» в лице Карачаево-Черкесского регионального филиала (далее – Банк) обратились в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения УФАС по КЧР о нарушении Банком и Страховой компанией ч.4 ст.11 Закона о защите конкуренции, выразившемся в  навязывании невыгодных условий заемщику при заключении договора о предоставлении потребительского кредита в части страхования жизни и здоровья в Страховой компании на весь срок кредитования с уплатой страховой премии за счет заемных средств, предоставленных Банком. 

Решением суда по делу №А25-2119/2015, оставленным без изменения постановлениями Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда и   Арбитражного суда Северо-Кавказского округа в удовлетворении заявленных требований Банка и Страховой компании отказано.

Суд первой инстанции отметил, что само по себе получение вознаграждения по Договору коллективного страхования не нарушает действующее законодательство, однако наличие вознаграждения подтверждает, что Банк заинтересован в предоставлении целевого потребительского кредита вместе со страхованием жизни и здоровья заемщиков, поскольку Банк получает от Страховой компании вознаграждение. Также страхование выступает обеспечением в рамках кредитного договора, что минимизирует риски Банка от не возврата заемных средств. В свою очередь, Страховая компания получает возможность расширить границы рынка сбыта страховых услуг за счет новых клиентов, привлеченных сотрудниками Банка.

С учетом изложенного, суд первой инстанции пришел к выводу, что совместные действия Банка и Страховой компании привели к нарушению Закона о защите конкуренции.

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19.01.2018 по делу №А53-2686/2017.

Противоречия по выводу в практике судов округов не выявлены.

 

  1. Включение в договор условий о пени и штрафах, не основанных на нормах действующего законодательства, является навязыванием контрагенту невыгодных для него условий и злоупотреблением доминирующим положением.

ООО «Газпром межрегионгаз Черкесск» (далее – Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением к УФАС по КЧР о признании недействительным предупреждения о прекращении действий (бездействия), которые содержат признаки нарушения ч.1 ст.10 Закона о защите конкуренции, выразившиеся  во включении в договор поставки газа невыгодных условий (о применении завышенных штрафных санкций и пени, противоречащих действующему законодательству).

Решением по делу №А25-1486/2017, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявления отказано.

Суд первой инстанции указал, что покупателем неоднократно направлялись Обществу подписанные экземпляры договора поставки газа с приложением протоколов разногласий в части размера штрафных санкций и пени, однако Общество в первом случае направило обратно новый договор в своей редакции, а во второй раз известило покупателя об отклонении протокола разногласий в полном объеме.

 Также суд первой инстанции отметил, что разногласия, возникшие при заключении договора со стороной, для которой заключение договора является обязательным, являются гражданско-правовым спором хозяйствующих субъектов, порядок разрешения которых установлен ст.ст.445 и 446 Гражданского кодекса РФ. Однако в рассматриваемом споре действия занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта по включению в договор условий, не основанных на нормах действующего законодательства, содержат признаки нарушения, предусмотренного ч.1 ст.10 Закона о защите конкуренции.

Противоречия по выводу в практике судов округов не выявлены.

 

  1. Включение в типовой договор подключения оговорки об исполнении   контрагентом определенного условия договора только в случае, если оно предусмотрено законодательством Российской Федерации, не является навязыванием условия, не относящегося к предмету договора.

ЗАО «Газпром газораспределение Черкесск» (далее – Общество) обратилось в суд к УФАС по КЧР о признании недействительными ненормативных правовых актов УФАС по КЧР о нарушении п.3 ч.1 ст.10 Закона о защите конкуренции, выразившемся в навязывании контрагенту условия, не относящегося к предмету договора и не соответствующего действующему законодательству, а именно включение в типовую форму договора о подключении условия о  разработке проектной документации на строительство газопровода.

Как установлено судами, ранее УФАС по КЧР направило Обществу предупреждение об исключении спорного условия из типовой формы договора подключения, которое было исполнено Обществом посредством включения в спорный пункт следующей оговорки - «предоставляется в случае, если разработка проектной документации предусмотрена законодательством Российской Федерации». Однако, по мнению УФАС по КЧР, спорные условия должны были быть исключены, что явилось основанием для возбуждения дела в отношении Общества по признакам нарушения  п.3 ч.1 ст.10 Закона о защите конкуренции. 

Решением суда по делу №А25-1745/2016, оставленным без изменения постановлениями Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда и   Арбитражного суда Северо-Кавказского округа, решение и предупреждение УФАС по КЧР признаны недействительными.

Суд первой инстанции отметил, что предупреждение по своей правовой природе не обладает силой принудительного, властно обязывающего воздействия, так как содержит лишь рекомендацию хозяйствующему субъекту осуществить те или иные действия во избежание нарушения антимонопольного законодательства. Его исполнение зависит лишь от доброй воли хозяйствующего субъекта, которому оно выдано. Безусловно, рассмотрение предупреждения хозяйствующим субъектом носит обязательный характер, однако понятие «рассмотрение» не тождественно понятию «исполнение».

С учетом изложенного, суды пришли к выводу об исполнении Обществом предписания об устранении нарушения антимонопольного законодательства и отсутствии у УФАС по КЧР оснований для возбуждения дела в отношении Общества.

Противоречия по выводу в практике судов округов не выявлены.

 

Заключение

Подводя итоги, следует отметить сохранение положительной динамики в направлении уменьшения количества отмененных судебных актов Арбитражного суда КЧР исследуемой категории дел.

В настоящее время судебная практика по рассмотрению споров в рамках Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» в Арбитражном суде КЧР практически единообразна с практикой, складывающейся по округу, так по сравнению с периодом 2013-2015 годы в период 2016-2018 годы процент отмен снизился с 12% до 3,4%.

При рассмотрении данной категории споров судьи Арбитражного суда КЧР  руководствуются нормами Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции», Закона Российской Федерации от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», Федерального закона от 28.12.2013 № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда», Федерального закона от 18.07.2011 №223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», Федерального закона от 08.08.2001 №129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», Федерального закона от 09.02.2009 №8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», Федерального закона от 28.12.2009 №381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», Федерального закона от 17.08.1995 №147-ФЗ «О естественных монополиях», Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2007 №48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части», Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 №30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», Постановлением Пленума Верховного Суда РФ №5/ Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 №11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» и правовыми подходами вышестоящих инстанций судов округа.

 

Начальник отдела судебной статистики и

правовой информатизации,

кодификации и систематизации                                                                                                                                                          Н.А. Коджакова

Консультант                                                                                                                                                                                                 А.Р. Хачирова