Аналитическая справка по практике рассмотрения Арбитражным судом Карачаево-Черкесской Республики споров, связанных с участием антимонопольных органов и применением законодательства о защите конкуренции

Дата: 
14.12.2015

        В соответствии с Планом работы Арбитражного суда Карачаево-Черкесской Республики на 1 полугодие 2015 года обобщена судебная практика по рассмотрению споров, связанных с участием антимонопольных органов и применением законодательства о защите конкуренции.

В настоящей справке использованы решения Арбитражного суда Карачаево-Черкесской Республики по конкретным делам за 2013-2014 годы.
Споры, связанные с применением антимонопольного законодательства в Арбитражном суде Карачаево-Черкесской Республики отнесены к специализации судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений.
Для обобщения выбраны наиболее интересные дела (с точки зрения фактических обстоятельств и вопросов правоприменения) за период с 2013 по 2014 годы.
Предметом настоящего исследования являются споры, связанные с участием антимонопольных органов: с применением законодательства о защите конкуренции, о рекламе и о размещении заказов.
Целью исследования является проведение анализа вынесенных судом первой инстанции судебных актов по спорам, связанным с применением законодательства о защите конкуренции, о рекламе и о размещении заказов, причин их отмены вышестоящими инстанциями и формирование судебной практики для единообразного, качественного и обоснованного рассмотрения заявлений данной категории. 
  За исследуемый период Арбитражным судом Карачаево-Черкесской Республики по спорам, связанным с участием антимонопольных органов рассмотрено 49 заявлений.
Из них обжалован в вышестоящие инстанции 41 судебный акт Арбитражного суда Карачаево-Черкесской Республики, что составило 84% от общего количества рассмотренных дел данной категории.
В суде апелляционной инстанции рассмотрено 28 жалоб, отменено 3 судебных акта (по делам А25-1237/2013, А25-1149/2012, А25-2412/2012), что составило 6% от общего количества рассмотренных дел данной категории и 11% от общего количества рассмотренных апелляционных жалоб.
В суде кассационной инстанции рассмотрено 13 жалоб, отменено 3 судебных акта (по делам А25-2412/2012, 2331/2012, А25-1741/2013), что составило 6% от общего количества рассмотренных дел данной категории и 23% от общего количества рассмотренных кассационных жалоб.
 
I.     Краткий обзор дел, по которым Арбитражным судом Карачаево-Черкесской Республики рассматривались заявления, связанные с применением Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» (Закон о защите конкуренции).
 
1.    Признание хозяйствующего субъекта нарушителем Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции) возможно при условии, что он совершил действия, характеризующиеся как злоупотребление занимаемым им доминирующим положением на соответствующем товарном рынке.
ООО «Многофункциональный расчётный центр»  обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения, предписания, а так же постановления о привлечении к административной ответственности Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее - УФАС по КЧР).
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.
УФАС по КЧР была проведена плановая выездная проверка соблюдения ООО «МРЦ» антимонопольного законодательства, по результатам которой управление пришло к выводу о нарушении обществом пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции действиями по предъявлению ряду жителей многоквартирных домов г. Черкесска незаконных требований о передаче финансовых средств за объемы воды, фактически ими не потребленные. УФАС по КЧР признало общество нарушившим антимонопольное законодательство, в связи с чем, обязало общество прекратить нарушение антимонопольного законодательства. В целях исполнения предписания УФАС по КЧР обязало заявителя отказаться от необоснованных требований о передаче финансовых средств в отношении абонентов, лицевые счета которых указаны в решении, направив письменные уведомления каждому абоненту, а также обязало общество предъявлять абонентам требования о перерасчетах за предыдущий период только в пределах сроков давности, установленных действующим законодательством.
Суд пришел к выводу о том, что действия заявителя не могут быть квалифицированы по части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, так как для квалификации действий хозяйствующего субъекта по указанной статье, необходимо чтобы на соответствующем товарном рынке он занимал доминирующее положение и совершил действия, характеризующиеся как злоупотребление этим положением, а отсутствие одного из элементов состава данного нарушения исключает возможность признания хозяйствующего субъекта нарушителем антимонопольного законодательства. В связи с чем, оспариваемые заявителем решение, предписание, а так же постановление о привлечении к административной ответственности УФАС по КЧР нарушают права и законные интересы общества. 
(Решение суда от 16.05.2012 по делу А25-2526/2012 - судья Калмыкова М.Ю., постановление суда апелляционной инстанции в составе: Цигельникова М.А., Афанасьевой Л.В., Белова Д.А.).
 
2.    Нарушение Правил оказания услуг почтовой связи не является нарушением антимонопольного законодательства, поскольку Законом о защите конкуренции ненадлежащее оказание услуг прямо не поименовано.
Федеральное государственное унитарное предприятие «Почта России» в лице филиала-Управления федеральной почтовой связи Карачаево-Черкесской Республики обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения о нарушении законодательства о защите конкуренции, предписания о прекращении нарушения антимонопольного законодательства и об оспаривании постановления о назначении административного наказания Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее - УФАС по КЧР).
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, заявленные требования удовлетворены. 
УФАС по КЧР возбуждено дело №70 и создана Комиссия по рассмотрению дела о нарушении ФГУП «Почта России» статьи 10 Закона о защите конкуренции, что выразилось в нарушении контрольных сроков пересылки письменной корреспонденции (почтовых отправлений), и, как следствие, ущемлением интересов отправителей корреспонденции.
Решением суда первой инстанции требования ФГУП «Почта России» удовлетворены в полном объеме поскольку нарушение ФГУП «Почта России» Правил оказания услуг почтовой связи не является нарушением антимонопольного законодательства, поскольку в пункте 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции ненадлежащее оказание услуг прямо не поименовано. Антимонопольный орган при проведении проверки вышел за пределы предоставленной ему компетенции, т.к. своевременность и качественность оказания почтовых услуг контрагентам является надлежащим исполнением гражданско-правовых обязательств, принятых на себя предприятием по гражданскому договору.
Требование о признании незаконным и отмене постановления УФАС по КЧР №527-2/14 от 29.03.2012 о привлечении предприятия к административной ответственности на основании части 2 статьи 14.31 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации удовлетворено, указанное постановление признано незаконным и отменено ввиду отсутствия состава административного правонарушения.
(Решение суда от 08.02.2013 по делу А25-164/2012 - судья Биджиева Р.М., постановлениесуда апелляционной инстанции от 22.04.2013 в составе: Параскевовой С.А., Афанасьевой Л.В., Цигельникова И.В., постановление суда кассационной инстанции от 31.07.2013 в составе: Илюшникова С.М., Андреевой Е.В, Калашниковой М.Г.).
 
3.    Антимонопольным органом не подтвержден факт введения монопольно высокой цены, поскольку не исследованы условия обращения товара на рынке услуг по техническому обслуживанию внутридомового газового оборудования (далее – ВДГО) и не доказано наличие совокупности признаков, позволяющих сделать вывод о введении монопольно высокой цены.
ЗАО «Газпром газораспределение Черкесск» обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения, предписания, определения о возбуждении дела об административном правонарушении, протокола об административном правонарушении и постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике о привлечении к административной ответственности по части 1 статьи 14.31 Кодекса РФ об административных правонарушениях Российской Федерации.
Третьи лица: ООО «Жилищно-эксплуатационное управление», ОАО «Управляющая компания жилищного хозяйства города Черкесска», ООО «Первое ЖКУ».
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами  апелляционной и кассационной инстанций, заявленные требования удовлетворены. 
Суд признал необоснованным довод заявителя о том, что он является субъектом, доминирующим на территории  Карачаево-Черкесской Республики на рынке услуг по техническому обслуживанию внутридомового газового оборудования, поскольку анализ такого рынка антимонопольным органом не проводился и соответственно общество в реестр хозяйствующих субъектов доминирующих на соответствующем рынке услуг не включалось.
Отсутствие законодательного регулирования тарифов на услуги по техническому обслуживанию ВДГО, дает право хозяйствующим субъектам при установлении соответствующих тарифов руководствоваться соответствующими ведомственными актами. Аналогичная позиция изложена в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по делу А12-10667/10.
Сами по себе изложенные в решении УФАС по КЧР обстоятельства не подтверждают установление обществом монопольно высокой цены, поскольку управление не исследовало условия обращения товара на рынке услуг по техническому обслуживанию ВДГО и не доказало наличие совокупности признаков, позволяющих сделать вывод о введении обществом монопольно высокой цены. При указанных обстоятельствах, суд пришел к выводу о том, что оспариваемое решение и предписание антимонопольного органа является недействительными.
Поскольку суд признал указанное решение недействительным, в действиях общества отсутствует состав административного правонарушения. Кроме того, при проверке соблюдения УФАС по КЧР порядка привлечения общества к административной ответственности, суд установил, что при возбуждении административного производства были допущены существенные нарушения его процессуальных прав и гарантий.  
(Решение суда от 29.03.2013 по делу А25-1696/12 - судья Калмыкова М.Ю., постановление постановлениесуда апелляционной инстанции от 08.07.2013 в составе: Семенова М.У., Афанасьевой Л.В., Параскевовой С.А., постановление суда кассационной инстанции от 25.10.2013 в составе: Андреевой Е.В., Гиданкиной А.В. и Калашниковой М.Г.).
 
4.        Решение и предписание антимонопольного органа признаны судом недействительными, поскольку истек трехлетний срок рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, предусмотренный Законом о защите конкуренции.
ЗАО «Акционерный банк развития текстильной и шерстяной промышленности «Тексбанк» и ОАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Северного Кавказа» обратились в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения о нарушении законодательства о защите конкуренции и предписания о прекращении нарушения антимонопольного законодательства Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее - УФАС по КЧР).
Третье лицо: Центральный банк Российской Федерации в лице Национального банка Карачаево-Черкесской Республики.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.
Суд установил, что заключение договора банковского счета от 26.03.2008 является разовым актом и на дату возбуждения дела №23 о нарушении антимонопольного законодательства истекли три года со дня совершения этого нарушения.
Признавая недействительными оспариваемые решение от 06.08.2012 и предписание №36, суд указал на то, что предусмотренные статьей 41.1 Закона о защите конкуренции сроки давности рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства истекли.
 (Решение суда от 08.06.2013 по делу А25-1766/2012 - судья Калмыкова М.Ю., постановлениесуда апелляционной инстанции от 25.09.2013 в составе: Семенова М.У., Афанасьевой Л.В., Белова Д.А.).
 
5.    Ограничение Правительством КЧР возможности участия в проведении работ по капитальному ремонту многоквартирных домов подрядных организаций без допуска саморегулируемой организации приводит или может привести к ограничению конкуренции на рынке услуг по капитальному ремонту, в связи с чем, решение антимонопольного органа о признании Правительства КЧР нарушившим антимонопольное законодательство, а также предписание об устранении выявленных нарушений признаны судом правомерными.
Правительство КЧР обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения от 29.07.2013 о признании заявителя нарушившим антимонопольное  законодательство и предписания от 29.07.2013 №27 об устранении выявленных нарушений Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее – УФАС по КЧР).
Третье лицо: Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства КЧР.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Постановлением Правительства Карачаево-Черкесской Республики от 26.09.2011 №321 утвержден порядок привлечения подрядных организаций для выполнения работ по капитальному ремонту многоквартирных домов с использованием средств, предоставляемых в соответствии с Федеральным Законом от 21.07.2007 №185-ФЗ «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», пунктом 4 которого предусмотрено, что критерии отбора подрядных организаций устанавливаются с учетом сложившегося рынка услуг (работ) подрядчиков и должны отражать в том числе наличие допуска саморегулируемой организации. УФАС по КЧР посчитало изложенное условие отбора подрядных организаций для проведения капитального ремонта многоквартирных домов нарушающим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, так как необходимость наличия свидетельства саморегулируемой организации о допуске к проведению ремонтных работ установлена законодателем только в случае осуществления работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства (статья 52 Градостроительного кодекса Российской Федерации). Перечень таких работ изложен в Приказе Министерства регионального развития Российской Федерации от 30.12.2009 №624. При этом большая группа работ, помеченных в приказе знаком «*», требует получения свидетельства о допуске к осуществлению работ, влияющих на безопасность объекта капитального строительства, только в случае выполнения таких работ на объектах, указанных в статье 48.1 Градостроительного кодекса Российской Федерации, то есть на особо опасных, технически сложных и уникальных объектах. Таким образом, допуск саморегулируемой организации требуется для проведения не всех видов работ по капитальному ремонту, а в строго определенных случаях.
   Суд посчитал, что требования заявителя не подлежат удовлетворению.
   Письмом от 14.01.2012 №916-08/ДШ-ОГ Министерство регионального развития Российской Федерации разъяснило, что для выполнения видов и групп видов работ, отмеченных в Перечне знаком «*», требуется получение свидетельства о допуске к работам, влияющим на безопасность объекта капитального строительства, в случае выполнения их на объектах, указанных в статье 48.1 Градостроительного кодекса Российской Федерации. По остальным группам и видам работ требуется получение свидетельства о допуске вне зависимости от того, выполняются ли они на особо опасных, технически сложных и уникальных объектах или нет. Статья 48.1 Градостроительного кодекса Российской Федерации перечислены особо опасные и технически сложные объекты, к которым многоквартирные дома не относятся.
Отказывая в удовлетворении заявления о признании незаконным решения и предписания антимонопольного органа, суд указал, что ограничение Правительством Карачаево-Черкесской Республики возможности участия в проведении работ по капитальному ремонту многоквартирных домов подрядных организаций без допуска саморегулируемой организации приводит или может привести к ограничению конкуренции на рынке услуг по капитальному ремонту. Поскольку в соответствии с действующим законодательством при капитальном ремонте многоквартирных домов при проведении работ, отмеченных в Перечне знаком «*», наличие свидетельства саморегулируемой организации о допуске к проведению таких работ не требуется.
 (Решение от 15.11.2013 по делу А25-1613/2013 - судья Калмыкова М.Ю., постановлениесуда апелляционной инстанции от 19.03.2014 в составе: Белова Д.А., Параскевовой С.А., Цигельникова И.А., постановление суда кассационной инстанции от 02.07.2014 в составе: Андреевой Е.В., судей Гиданкиной А.В. и Илюшникова С.М.).
 
6.    Использование общеизвестной торговой марки не является нарушением исключительного права на товарный знак, поскольку общество с согласия правообладателя является распространителем программного комплекса.
ЗАО «Аркада» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным ненормативного правового акта Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее - УФАС по КЧР).
Третьи лица: ООО «Лексюрис», ООО «Научно-производственное предприятие «Гарант-Сервис» (далее - НПП «Гарант-Сервис») и ООО «Научно-производственное предприятие «Гарант-Сервис-Университет» (далее - НПП «Гарант-Сервис-Университет»).
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной инстанции и Суда по интеллектуальным правам в качестве суда кассационной инстанции, в удовлетворении заявления отказано.
ЗАО «Аркада» обратилось в УФАС по КЧР с заявлением о привлечении ООО «Лексюрис» к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.33 КоАП РФ, обосновывая это тем, что ООО «Лексюрис» в своей деятельности допускает недобросовестную конкуренцию в отношении ЗАО «Аркада», а именно распространяет ложные сведения, способные нанести ущерб деловой репутации ЗАО «Аркада».
Также  ООО «Лексюрис» использовало общеизвестный товарный знак «Гарант», не обладая соответствующим правом.
Административный орган пришел к выводу о том, что в действиях ООО «Лексюрис» отсутствуют признаки нарушения антимонопольного законодательства и прекратил производство по делу. 
Указанные доводы проверены судом и отклонены в связи с тем, что НПП «Гарант-Сервис», обладающее исключительными правами на товарный знак «Гарант» и на программные комплексы, распространяемые ООО «Лексюрис», указало в своем отзыве, что не возражало против использования ООО «Лексюрис» товарного знака «Гарант». Суд пришел к выводу о несостоятельности доводов заявителя о необходимости привлечения к рассмотрению дела о нарушении антимонопольного законодательства патентного поверенного для установления факта использования ООО «Лексюрис» товарного знака «Гарант», так как представитель ООО «Лексюрис» не отрицает данное обстоятельство.
Поскольку ООО «Лексюрис» с согласия правообладателя программного комплекса «Гарант» распространяло указанный программный комплекс, то использование общеизвестной торговой марки «Гарант», связанное с распространением программного комплекса «Гарант», не является нарушением исключительного права на товарный знак.
 (Решение от 03.12.2013 по делу А25-1389/2013 - судья Салпагаров К.Х., постановлениесуда апелляционной инстанции от 03.03.2014 в составе: Цигельникова И.А., Афанасьевой Л.В., Параскевовой С.А., постановление Суда по интеллектуальным правам в качестве суда кассационной инстанции от 11.07.2014 в составе: Силаева Р.В., Данилова Г.Ю., Рассомагиной Н.Л.).
 
7.    Действия органов местного самоуправления не могут быть  признаны  нарушающими антимонопольное законодательство, если не доказан факт наступления конкретных негативных последствий для конкуренции, которые привели или могли привести к устранению либо недопущению конкуренции, устранению с рынка хозяйствующих субъектов, созданию дискриминационных условий на указанном рынке.
Мэрия муниципального округа города Черкесска обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решения и предписания Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее - УФАС по КЧР).
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанцией, заявленные требования удовлетворены.   
При проверке на предмет соответствия антимонопольному законодательству постановления мэрии от 01.07.2013 №1364 «Об утверждении норм накопления твердых бытовых отходов для населения, индивидуальных предпринимателей, предприятий, организаций и учреждений всех форм собственности на территории города Черкесска» УФАС по КЧР пришло к выводу о том, что орган местного самоуправления превысил свои полномочия в части установления для хозяйствующих субъектов нормативов накопления твердых бытовых отходов.
Суд признал требования заявителя подлежащими удовлетворению установив,   что утвержденные постановлением мэрии от 01.07.2013 №1364 и обязательные к применению нормативы накопления подпадают под понятие нормативов образования отходов, указанных в Федеральном законе от 24.06.1998 №89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», и не установив в действиях мэрии муниципального образования города Черкесска нарушений антимонопольного законодательства.
Для квалификации нарушения антимонопольного законодательства применительно к статье 15 Закона «О защите конкуренции» обязательно установление фактических обстоятельств, подтверждающих действительные либо возможные последствия в виде ограничения конкуренции, создания определенных преимуществ и дискриминации в виде ограничения конкуренции, создания определенных преимуществ и дискриминации на определенном товарном рынке, а также выявление причинной связи между принятым актом и (или) совершенными действиями и наступившими последствиями.
Суд установил, что антимонопольный орган не исследовал действительные либо возможные последствия по факту создания административного барьера, не дал им оценки как негативным в отношении какого-либо товарного рынка, опираясь на требующие установления фактические обстоятельства.
Поскольку антимонопольным органом не доказано, что действия органа местного самоуправления по утверждению норматива накопления твердых бытовых отходов для хозяйствующих субъектов повлекли наступление конкретных негативных последствий для конкуренции, привели или могли привести к устранению либо недопущению конкуренции, устранению с рынка хозяйствующих субъектов, созданию дискриминационных условий на указанном рынке, суд приходит к выводу об отсутствии в действиях мэрии муниципального образования города Черкесска нарушения антимонопольного законодательства.
При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что оспариваемые  заявителем решение и предписание УФАС по КЧР не соответствуют требованиям  антимонопольного законодательства, в силу чего нарушают права и законные интересы заявителя.
 (Решение от 23.12.2013 по делу А25-1513/2013 - судья Калмыкова М.Ю., постановлениесуда апелляционной инстанции от 17.03.2014 в составе: Параскевовой С.А., Белова Д.А., Цигельникова И.А.).
 
8.    Приказ антимонопольного органа «О внесении изменений в Реестр хозяйствующих субъектов» является неправомерным, поскольку наличие агентских правоотношений между обществами и ООО «МРЦ» не является признаком группы лиц согласно статье 9 Закона о защите конкуренции, а содержание субагентских договоров позволяет сделать вывод о диспозитивности закрепленных в них обязательств сторон.
ООО «РКЦ-1» и ООО «РКЦ-2» обратились в арбитражный суд с заявлениями о признании недействительным приказа Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике от 11.06.2013 №140/09 «О внесении изменений в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35 процентов или занимающих доминирующее положение на рынке определенного товара, если в отношении такого субъекта федеральными законами установлены случаи признания доминирующим положения хозяйствующих субъектов», а также об обязании УФАС по КЧР исключить заявителей из реестра.
Третье лицо: ООО «Многофункциональный расчетный центр».
Решением суда отказано в удовлетворении заявленных требований. Постановлением апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением кассационного суда, решение первой инстанции отменено.
Судом первой инстанции установлено, что заявители являются субагентами ООО «МРЦ» по приему платежей от физических лиц – жителей города Черкесска за коммунальные ресурсы и жилищно-коммунальные услуги.
Заявители полагают, что они не могли быть включены в реестр доминирующих субъектов, так как осуществляют свою деятельность исключительно в рамках субагентских договоров, заключенных с ООО «МРЦ» – оператором по приему платежей с физических лиц.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд пришел к выводу о том, что признание антимонопольным органом заявителей и третьего лица группой лиц применительно к критериям, определенным пунктом 3 части 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции является правомерным, так как частично функции по сбору (приему) платежей на основании договоров субагентирования были переданы платежным агентом в лице ООО «МРЦ» его субагентам – ООО «РКЦ-1» и ООО «РКЦ-2», не осуществляющим предпринимательскую деятельность в условиях соперничества с ООО «МРЦ».
Кроме того суд пришел к выводу о том, ООО «МРЦ» вправе давать заявителям обязательные для исполнения указания в рамках заключенных субагенентских договоров.
Судом апелляционной инстанции решение отменено, по делу принят новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.
Суд апелляционной инстанции суд указал, что вывод суда первой инстанции о том, что третье лицо дает заявителям обязательные для исполнения поручения, не соответствует материалам дела, в которых не имеется доказательств, указывающих на обязательность поручений.
Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что содержание субагентских договоров подтверждает диспозитивность закрепленных в них обязательств сторон. Следовательно, критерий обязательности, который явился единственным основанием для признания обществ и третьего лица группой лиц, судом первой инстанции не установлен, в связи с чем приказ антимонопольного органа является неправомерным.
Кассационной инстанцией постановление апелляционного суда оставлено без изменения по тем же основаниям.
 (Решение от 29.01.2014 по делу А25-1237/2013 - судья Калмыкова М.Ю., постановлениесуда апелляционной инстанции от 29.01.2014 в составе: Параскевовой С.А., Афанасьевой Л.В., Цигельникова И.А.; постановление суда кассационной инстанции от 25.04.2014 в составе: Калашниковой М.Г., Андреевой Е.В., Денека И.М.).
 
9.    Решение и предписание антимонопольного органа о признании общества нарушившим пункт 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции неправомерны, поскольку абонент при реализации своих прав и обязанностей в отношениях с поставщиком газа и газораспределительной организацией действовал небрежно и неосмотрительно.
ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления о назначении административного наказания Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее – УФАС по КЧР).
Решением суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.
УФАС по КЧР приняло решение, которым признало ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» нарушившим пункт 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, кроме того, УФАС по КЧР вынесло постановление о назначении ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» административного наказания по части 1 статьи 14.31 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации.
Из содержания оспариваемых решения, предписания и постановления следует, что абонент не знал о дате истечения межповерочного интервала прибора учета газа, так как паспорт прибора учета изъят и находится у газораспределительной организации. Абонент, в отличие от ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск», не является профессиональным участником гражданско-правовых отношений, поэтому поставщик газа должен заблаговременно уведомить потребителя об истечении срока проверки прибора учета газа. 
Суд пришел к выводу, что обязанность поставщика газа извещать абонентов об истечении срока госпроверки счётчика действующим законодательством РФ не предусмотрена.
Как доказательство обязанности ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» осуществлять предварительное информирование каждого абонента об окончании межповерочного периода, антимонопольный орган представил в суд копию должностной инструкции контролера газового хозяйства филиала ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск». В соответствии с пунктом 2.9 должностной инструкции контролёр обязан при необходимости вручать абонентам извещения об истечении межповерочного интервала счетчика.
Суд пришел к выводу, что упомянутый внутренний документ поставщика газа не порождает обязанностей  ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» по отношению к абонентам.
Довод УФАС по КЧР о том, что абоненту не было известно о необходимости проведения проверки газового счетчика, так как технический паспорт прибора учета был изъят газораспределительной организацией (далее – ГРО), отклоняется в связи с тем, что газовый счетчик приобретается за счет собственных средств потребителя, является его собственностью, соответственно, технический паспорт на данный прибор, где указан межпроверочный интервал для приборов данного вида, должен храниться у собственника. ГРО не предъявляла абонентам требования об обязательном представлении оригинала паспорта прибора учета.
При таких обстоятельствах суд не усмотрел в действиях ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» признаков нарушения Федерального закона «О защите конкуренции» и пришел к выводу о недействительности решения, предписания и постановления УФАС по КЧР.
 (Решение от 29.01.2014 по делу №А25-1342/2013 - судья Салпагаров К.Х., постановлениесуда апелляционной инстанции от 28.04.2014 в составе: Цигельникова И.А., Афанасьевой Л.В., Параскевовой С.А.).
 
10.      Антимонопольным органом не представлены доказательства того, заключенный между сторонами договор поставки носит дискриминационный характер, направленный на устранение конкуренции и ущемление интересов других лиц.
ЗАО «Тандер» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево- Черкесской Республике (далее – УФАС по КЧР).
Решением суда, оставленным без изменения апелляционной и кассационной инстанциями, заявленные требования удовлетворены.
Как следует из материалов дела, 23 мая 2009 года в г. Краснодаре между ЗАО «Тандер» и ООО «Фермерское хозяйство «Фирма Сатурн» заключен договор поставки товаров (молоко и молочная продукция).
УФАС по КЧР приняло решение, которым  признало ЗАО «Тандер» нарушившим часть 1 статьи 13 Закона о торговле.
Антимонопольный орган сделал вывод о том, что  действия заявителя по установлению в договорах поставки разных штрафных санкций, различных условий выплаты вознаграждения создают дискриминационные условия для хозяйствующих субъектов – поставщиков и производителей товаров – и нарушают пункт 1 части 1 статьи 13 Закона о торговле.
Однако суд пришел к выводу о том, что антимонопольный орган не провел исследование и оценку эквивалентности (сопоставимости) предметов и условий договоров поставок товаров в их совокупности (комплексе); из материалов дела о нарушении законодательства о торговле №58 и оспариваемого решения не усматривается, каким образом и на основании каких экономических составляющих проводилось сравнение коммерческих и иных условий договоров, позволяющее сделать вывод о наличии признаков дискриминации для поставщиков.
Суд посчитал, что антимонопольный орган необоснованно отождествлял понятие дискриминационных условий и дифференцированных условий договоров и не учитывал, что договор поставки не является публичным договором либо договором присоединения, розничная торговля не относится к регулируемым видам деятельности, в связи с чем условия договоров не могут быть одинаковыми для всех поставщиков изначально по своим экономическим характеристикам и характеристикам продукции, являющихся неравными.
Судом установлено, что договоры заявителя с поставщиками заключались посредством направления поставщикам типовой формы договора, в условия которого стороны по взаимному согласованию вносили дополнения и изменения. В свою очередь, антимонопольный орган не представил доказательств того, что ЗАО «Тандер» изначально направляло поставщикам договоры поставки, условия которых являлись неравными, не установил перечень товаров, поставляемых заявителю, не проводил анализ товаров и сравнение объемов поставки.
Также УФАС по КЧР не учтено, что договоры между обществами заключены в г. Краснодаре  и в г. Пятигорске, а реализация их условий предполагается не только на территории Карачаево-Черкесской Республики. При этом УФАС по КЧР возбудило антимонопольное производство и не направило соответствующие материалы в Федеральную антимонопольную службу Российской Федерации (далее – ФАС РФ), не получив должных пояснений и (или) иных доказательств, позволяющих ему отказаться от соблюдения требований пунктов 3.12 – 3.14 Административного Регламента Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по возбуждению и рассмотрению дел о нарушении антимонопольного законодательства Российской Федерации (далее – Регламент), утвержденного приказом ФАС РФ от 25.05.2012 №339.
Суд пришел к выводу о том, что УФАС по КЧР не исполнена обязанность по передаче материалов дела №58 в ФАС РФ, поскольку установленные обстоятельства вменяемого нарушения свидетельствуют о совершении нарушения на территории либо г. Краснодара или г. Пятигорска (по месту заключения договоров), либо нескольких субъектов Российской Федерации (реализация условий договоров) в нарушение требований пунктов 3.12-3.14 Регламента.  
Несоблюдение предусмотренной законодательством процедуры рассмотрения дела о нарушении законодательства о торговле является самостоятельным основанием для отмены принятых в результате рассмотрения дела ненормативных правовых актов.
 (Решение от 13.02.2014 по делу А25-1861/2013 - судья Салпагаров К.Х., постановлениесуда апелляционной инстанции от 07.05.2014 в составе: Семенова М.У., Афанасьевой Л.В., Цигельникова И.А.)
 
11.    Антимонопольным органом не доказан факт нарушения пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции. В соответствии с частью 2 пункта 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 №30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» антимонопольный орган не вправе в рамках своей компетенции разрешать гражданско-правовые споры хозяйствующих субъектов.
ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево- Черкесской Республике (далее – УФАС по КЧР).
Третьи лица: ЗАО «Газпром газораспределение Черкесск», Тлисова Д.Д., Тлисова Г.Ю.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, заявленные требования удовлетворены. 
В УФАС по КЧР 24.04.2013 с жалобой на неправомерные действия заявителя обратилась Тлисова Д.Д.
Поводом для обращения Тлисовой Д.Д. с жалобой в УФАС по КЧР явились действия заявителя по начислению и предъявлению к оплате задолженности в сумме 38 583 руб. 35 коп. в связи с неисправностью установленного в домовладении газового счетчика.
Решением от 06.11.2013  УФАС по КЧР признало заявителя нарушившим пункт 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции и выдало заявителю предписание от 06.11.2013 №52, которым обязало в срок до 10.12.2013 прекратить данное нарушение и в этих целях отказаться от требования с абонента Тлисовой Г.Ю. финансовых средств, исчисленных по нормативам потребления, за период с 10.08.2012 по 02.02.2012.
Суд пришел к выводу о том, что в данном случае доказательства первоначального обнаружения неисправности прибора учета газа в результате проверки, проведенной поставщиком газа, отсутствуют, поскольку единственным документом, свидетельствующим об обнаружении заявителем данной неисправности, является акт осмотра и выявления условий эксплуатации газового счетчика от 10.02.2012 №3-225, составленный по истечении восьми дней с даты обращения Тлисовой Д.Д. по вопросу замены неисправного счетчика.
В рассматриваемом случае с учетом отсутствия доказательств обнаружения неисправности газового счетчика в результате проверки, проведенной самим заявителем (поставщиком газа) последний был должен определять объем потребленного абонентом Тлисовой Г.Ю. газа в соответствии с абзацем первым пункта 28 Правил поставки газа и абзацем первым пункта 2.5 публичного договора газоснабжения от 21.03.2009, т.е. исходя из установленных судом обстоятельств за период с 02.02.2012 по 16.02.2012.
Вывод УФАС по КЧР о необоснованности произведенного заявителем расчета потребления газа абонентом Тлисовой Г.Ю. является правильным.
Ссылку заявителя на обстоятельство, что установленные в ходе рассмотрения УФАС по КЧР дела № 54 о нарушении законодательства о защите конкуренции взаимоотношения поставщика газа с абонентом Тлисовой Г.Ю. по поводу расчета газопотребления при неисправности прибора учета являются гражданско-правовыми и не входят в сферу компетенции антимонопольного органа, суд признал обоснованной.
Суд посчитал, что спорные правоотношения между заявителем и абонентом по поводу расчета потребления газа и соответствующей задолженности при неисправности прибора учета возникли из договора поставки газа, имеют гражданско-правовой характер и подлежат разрешению в судебном порядке. Тлисова Г.Ю. имеет возможность защитить свои права в судебном порядке при обращении заявителя в суд общей юрисдикции с соответствующим иском.
Суд пришел к выводу о том, что фактически УФАС по КЧР разрешен гражданско-правовой спор. Антимонопольный орган, принимая оспариваемое решение от 06.11.2013 по делу № 54 о нарушении законодательства о защите конкуренции, вышел за пределы своих полномочий, в связи с чем, решение УФАС по КЧР от 06.11.2013 не соответствует Федеральному закону от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» и нарушает законные права и интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности.
(Решение от 21.04.2014 по делу А25-2275/13 - судья Шишканов Д.Г., постановлениесуда апелляционной инстанции от 21.07.2014 в составе: Параскевовой С.А., Афанасьевой Л.В., Цигельникова И.А.).
 
12.    Решение и предписание антимонопольного органа не содержат указаний на конкретные действия, которые надлежит совершить для устранения выявленного нарушения антимонопольного законодательства, в связи с чем, в силу статей 198, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации признаны судом недействительными.
ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево- Черкесской Республике (далее – УФАС по КЧР).
Решением суд первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены. 
04 июня 2013 года УФАС по КЧР вынесено предупреждение ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск», предписывающее привести отдельные пункты типового договора поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан в соответствие с нормами действующего законодательства. 27 августа 2013 года определение от 30.07.2013 о назначении дела №56 к рассмотрению направлено по месту нахождения ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» заказным письмом с уведомлением (отправление 03 сентября 2013 года вручено уполномоченному сотруднику ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск»).
03 сентября 2013 года Управление ФАС по КЧР рассмотрело по существу дело №56 о нарушении антимонопольного законодательства и огласило резолютивную часть принятого решения, которым признало ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» нарушившим пункт 3 части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции».
06 сентября 2013 года УФАС по КЧР выдало предписание №35, обязывающее ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» привести условия типового договора поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан в соответствие с нормами действующего законодательства.
Суд пришел к выводу о некорректности предписания, поскольку его текст в нарушение пункта 3.15 Административного регламента Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по возбуждению и рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства Российской Федерации, утвержденного приказом ФАС России от 25.05.2012 №339, не содержит указания на конкретные действия, которые надлежит совершить для устранения выявленного нарушения антимонопольного законодательства (фактически в предписании указано лишь на необходимость привести условия типового договора поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан в соответствие с нормами действующего законодательства). Неконкретность предписания означает его несоответствие закону и нормативным актам, нарушает права и законные интересы общества, что влечет признание такого предписания, в силу статей 198, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, недействительным.         
Суд пришел к выводу о том, что о рассмотрении дела №56 о нарушении антимонопольного законодательства, назначенного на 10 часов 00 минут 03 сентября 2013 года, ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» узнало не ранее 15 часов 50 минут 03 сентября 2013 года. Тем самым общество было лишено права исследовать материалы антимонопольного дела и представлять свои возражения и доводы. Несоблюдение антимонопольным органом процедуры рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства является безусловным и самостоятельным основанием для отмены решения и предписания, принятых в результате рассмотрения дела.
(Решение суда от 05.05.2014 по делу А25-1860/2013 - судья Салпагаров К.Х., постановлениесуда апелляционной инстанции от 25.09.2014 в составе: Параскевовой С.А., Афанасьевой Л.В., Цигельникова И.А.).
 
13.    При принятии решения и предписания антимонопольный орган вышел за пределы своей компетенции, поскольку споры, вытекающие из гражданских правоотношений, должны быть разрешены в судебном порядке.
Общество с ограниченной ответственностью «Газпром межрегионгаз Пятигорск» в лице его филиала в Карачаево-Черкессии обратилось в суд с заявлением о признании недействительными решения от 20.06.2013 по делу № 40 о нарушении законодательства о защите конкуренции и предписания от 20.06.2013 № 23 о прекращении нарушения антимонопольного законодательства, выразившегося в навязывании Баймурзовой С.И. невыгодных условий договора от 12.07.2011, повлекших предъявление необоснованных требований о передаче финансовых средств Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее – УФАС по КЧР).
Решением суда требования заявителя удовлетворены.
Из содержания договора поставки газа, заключенного между обществом и абонентом Баймурзовой С.И., усматривается, что в этом договоре содержится порядок расчета объема газа по нормативам потребления в случае неисправности прибора учета, согласно которому в случае если повреждение пломб или неисправность прибора учета газа выявлены в результате проверки, проведенной поставщиком газа, объем потребленного газа определяется в соответствии с нормативами потребления газа за период со дня уведомления и до дня, следующего за днем восстановления пломб, в том числе установки пломбы на месте, где прибор учета газа после ремонта присоединяется к газопроводу, но не более чем за шесть месяцев.
Включение в договор поставки газа с абонентом Баймурзовой С.И. пунктов о порядке исчисления объема потребления газа в случае неисправности газового счетчика, не являются нарушением действующего законодательства.
Исходя из правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 № 1812/06, антимонопольный орган не вправе вмешиваться в отношения сторон, если они носят гражданско-правовой характер и могут быть разрешены по требованию одной из сторон в судебном порядке. Проанализировав материалы дела, суд посчитал, что спорные правоотношения возникли из договора поставки газа, имеют гражданско-правовой характер и, сам по себе, факт несогласия абонента Баймурзовой С.И. с предъявленными к оплате расчетами, нельзя расценивать как обстоятельство, свидетельствующее о навязывании невыгодных условий, ограничение прав, ущемление интересов.
В соответствии с пунктом 26 Правил поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан, утвержденных постановлением Правительства РФ от 21.07.2008 № 549, обязанность обеспечивать надлежащее техническое состояние газового оборудования и проводить за свой счет поверку счетчика газа лежит на собственнике счетчика.
Таким образом, суд посчитал, что исходящие от общества уведомления об истечении срока очередной поверки установленных у абонентов приборов учета газа и предстоящем начислении платы за газ по нормативу, в случае неисполнения обязанности по своевременной поверке либо замене прибора учета газа, не является нарушением Закона о защите конкуренции, так как указанные действия осуществляются в интересах абонентов и не нарушают их права.
(Решение от 05.05.2014 по делу А25-1480/2013 - судья Биджиева Р.М.).
 
14.    Ненормативные правовые акты антимонопольного органа признаны судом не соответствующими Закону о защите конкуренции и нарушающими права и законные интересы заявителей в сфере предпринимательской деятельности, поскольку не доказан факт нарушения антимонопольного законодательства, выразившегося в установлении и поддержании низкой цены на электроэнергию в течение трех лет, а также осуществлении действий по манипулированию ценами на оптовом рынке электрической энергии.
«Федеральная гидрогенерирующая компания-РусГидро» и ОАО «Южная межрегиональная энергетическая компания» обратились в суд с заявлениями об оспаривании решения и предписания Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее – УФАС по КЧР).
Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.
По результатам проведенной в отношении ОАО «РусГидро» проверки хозяйственной деятельности на предмет ее соответствия антимонопольному законодательству УФАС по КЧР возбуждено дело №42 по признакам нарушения заявителями законодательства о защите конкуренции. В ходе рассмотрения указанного дела антимонопольный орган пришел к выводу о том, что заключенный между заявителями договор является антиконкурентным соглашением, исполнение которого привело к установлению и поддержанию необоснованно низкой цены на электроэнергию для ОАО «ЮМЭК», а также о манипулировании заявителями ценами на оптовом рынке электроэнергии.
   УФАС по КЧР вынесено решение, согласно которому заявители признаны нарушившими запреты, установленные пунктом 1 части 1 и части 3 статьи 11 Закона о защите конкуренции, выдано предписание от 05.11.2013 №51 о прекращении нарушения антимонопольного законодательства.
   Суд пришел к выводу, что между ОАО «РусГидро» и ОАО «ЮМЭК» отсутствуют конкурентные отношения, так как спорные соглашения являются вертикальными, в силу чего не запрещены частью 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции.
   Состав второго вмененного заявителям нарушения базируется на предполагаемом совершении обществами действий по согласованному увеличению стоимости электроэнергии (мощности) для конечного потребителя путем увеличения тарифа на электроэнергию. Поскольку факты существенного изменения цены на электрическую энергию (мощность) антимонопольным органом в оспариваемом решении не установлены, не указано каким образом действия заявителей ограничили или могли ограничить конкуренцию на оптовом рынке электроэнергии, не указано какие именно участники оптового рынка вынуждены были повысить (понизить) цены на электроэнергию, не приведены конкретные факты и доказательства влияния действий заявителей на деятельность каких-либо иных участников оптового рынка электроэнергии либо нарушения их прав в хозяйственной деятельности, суд пришел к выводу о том, что в действиях заявителей отсутствует вмененное им в вину нарушение.
(Решение от 11.06.2014 по делу А25-2176/2013 - судья Калмыкова М.Ю., постановлениесуда апелляционной инстанции от 17.10.2014 в составе: Белова Д.А., Параскевовой С.А., Цигельникова И.А.).
 
15.    Использованный антимонопольным органом принцип сравнения стоимости услуг общества в отношениях с различными поставщиками коммунальных услуг, оказываемых на разных товарных рынках, не соответствует Закону о защите конкуренции.
Общество с ограниченной ответственностью «Многофункциональный расчетный центр» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов – решения от 03.10.2012 по делу № 50 о нарушении законодательства о защите конкуренции, принятого на его основе предписания № 41 от 03.10.2012 о прекращении нарушения антимонопольного законодательства (дело №А25-2331/2012)  и о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее –УФАС по КЧР) от 25.02.2013 № 364-2/3 о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.31 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (дело №25-430/2013).
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, требования ООО «МРЦ» удовлетворены в полном объеме.
Постановлением Федерального Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16.12.2013 решение суда первой инстанции и  постановление суда апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение.
 При этом суд кассационной инстанции указал на необходимость исследования вопроса о том, совершались ли действия заявителя в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо им налагались на контрагентов неразумные ограничения или ставились необоснованные условия реализации ими своих прав (пункты 1, 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 №30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства»).
Суд первой инстанции при повторном рассмотрении дела пришел к выводу, что в отношении заключенных с поставщиками коммунальных услуг договоров по сбору (приему) платежей с физических лиц за коммунальные ресурсы и жилищно-коммунальные услуги какая-либо дифференциация стоимости услуг общества по отношению к заказчикам (принципалам) в исследованный Управлением период отсутствовала, что следует из оспариваемого решения и аналитического отчета антимонопольного органа.
Суд посчитал не соответствующим Закону о защите конкуренции использованный УФАС по КЧР принцип сравнения стоимости услуг общества в отношениях с различными поставщиками коммунальных услуг, оказываемых на разных товарных рынках, то есть данное нарушение не может быть установлено путем сравнения положений договоров, заключенных хозяйствующим субъектом с контрагентами, действующими на разных товарных рынках, поскольку такое сравнение не будет отвечать критериям, установленным статьями 5 и 10 Федерального закона «О защите конкуренции».
Требование ООО «МРЦ» о признании незаконным и отмене постановления УФАС по КЧР от 25.02.2012 № 364-2/3 о привлечении ООО «МРЦ» к административной ответственности по части 1 статьи 14.31 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации и назначении наказания в виде 737 500 рублей административного штрафа удовлетворено, указанное постановление признано незаконным и отменено ввиду отсутствия состава административного правонарушения.
Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали позицию суда первой инстанции.
Постановлением Верховного Суда Российской Федерации от 24.04.2015 решение суда первой инстанции и постановления судов апелляционной и кассационной инстанции первого уровня оставлены без изменения, УФАС по КЧР отказано в принятии к рассмотрению второй кассационной жалобы Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
(Решение от 24.06.2014 по делу А25-2331/2012 - судья Биджиева Р.М.).
 
16.         Антимонопольным органом не доказаны обстоятельства, послужившие основанием для принятия оспариваемого решения, а именно – манипулирование ценами на розничных рынках электрической энергии (мощности) при установлении сбытовой надбавки (формировании резерва сомнительных долгов), что исключает квалификацию действий общества по пункту 11 части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции).
Открытое акционерное общество «Черкесские городские электрические сети» обратилось в суд с заявлением о признании незаконным и отмене решения о нарушении законодательства о защите конкуренции, предписания о прекращении нарушения антимонопольного законодательства и постановления о назначении административного наказания Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее – УФАС по КЧР) по части 1 статьи 14.31 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Решением Арбитражного суда Карачаево-Черкесской Республики от 05.07.2013, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 11.10.2013, требования общества удовлетворены в полном объеме.
Постановлением Федерального Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29.01.2014 решение суда первой инстанции от 05.07.2013 и постановление Шестнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 11.10.2013 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Суд кассационной инстанции указал на необходимость исследования следующих вопросов:
 - является ли формирование резерва сомнительных долгов гарантирующим поставщиком при установлении размера сбытовой надбавки манипулированием ценами по смыслу пункта 11 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции; - сбытовая надбавка на электрическую энергию на 2012 год установлена обществу Главным Управлением Карачаево-Черкесской Республики по тарифам и ценам;
 - является ли общество субъектом вменяемого нарушения, предусмотренного пунктом 11 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции;
- относится ли к компетенции антимонопольного органа проверка соблюдения обществом налогового законодательства.
Суд первой инстанции при повторном рассмотрении дела пришел к выводу, что в действиях общества отсутствует нарушение пункта 11 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции по следующим основаниям.
Антимонопольный орган признал общество нарушившим статью 266 Налогового кодекса Российской Федерации при формировании размера резерва сомнительных долгов. Между тем к компетенции антимонопольного органа проверка соблюдения обществом налогового законодательства не относится.
В связи с чем, суд посчитал, что антимонопольный орган необоснованно признал Открытое акционерное общество «Черкесские городские электрические сети»  нарушившим пункт 11 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции.
Поскольку основанием привлечения заявителя к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.31 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, послужили выводы, изложенные антимонопольным органом в решении от 31.10.2012 о нарушении законодательства о защите конкуренции, суд признал требования общества о признании незаконным постановления о привлечении общества к административной ответственности от 31.01.2013 № 220-2/3 подлежащими удовлетворению на основании того, что недействительность оспариваемого решения УФАС по КЧР указывает на отсутствие в действиях общества состава административного правонарушения, вмененного ему в вину.
Судом принято решение об удовлетворении требований заявителя в полном объеме.
Суды апелляционной и кассационной инстанции поддержали позицию суда первой инстанции.
Определением Верховного Суда Российской Федерации от 19.02.2015 УФАС по КЧР в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано.
(Решение от 03.06.2014 по делу А25-2412/2012 - судья Биджиева Р.М.).                   
17.    Заключение и реализация договора об оказании агентских услуг привели к навязыванию заемщику невыгодных условий при заключении договора о предоставлении целевого потребительского кредита в части обязанности страхования жизни и здоровья на весь срок действия кредитного договора с оплатой страховой премии за счет заемных средств, в связи с чем, решение о нарушении антимонопольного законодательства и предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства правомерны.
ООО «Сетелем Банк» и Общество с ограниченной ответственностью «Страховая компания «КАРДИФ» обратились в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения о нарушении законодательства о защите конкуренции, предписания о прекращении нарушения антимонопольного законодательства Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее - УФАС по КЧР).
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано.
В УФАС по КЧР обратился гражданин Джабраилов А.А. с жалобой на действия ООО «Сетелем Банк» и ООО «Страховая компания КАРДИФ», выразившиеся в навязывании невыгодных условий договора страхования путем введения в заблуждение, так как условия кредитования не соответствуют действительности, окончательные затраты по  кредиту в несколько раз превышают те, которые предлагал банк при заключении договора. Также гражданину Джабраилову А.А. при оформлении кредита была навязана услуга страхования.
По результатам рассмотрения заявления Джабраилова А.А. и проверки в отношении страховой компании и банка управлением вынесены обжалуемые решение и предписание.
Отказывая в удовлетворении требований заявителей, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что навязывание Джабраилову А.А. невыгодных условий договора явилось следствием того, что в рамках реализации договора страхования, заключенного между банком  и страховой компанией, сложилась групповая модель поведения, при которой возмещение уплаченной банком страховой премии и оплата услуг по сбору и передаче информации о застрахованном лице, осуществляется за счет Джабраилова А.А., что свидетельствует об устной договоренности названных юридических лиц.
Суд указал на то, что заключение между банком и страховой организацией агентского договора правомерно расценено антимонопольным органом в качестве действий по выработке и реализации единой совместной стратегии в области страховой деятельности при выдаче банком кредитов при условии оформления дополнительной услуги. При этом для целей квалификации действий субъектов как участников данных правоотношений, установление факта наступления неблагоприятных последствий не является обязательным условием, для такой квалификации в силу прямого указания  закона достаточно наличия возможности наступления указанных последствий, связи с чем, оспариваемые решение и предписание не противоречат нормам Закона о защите конкуренции.
(Решение от 12.09.2014 по делу А25-141/2014 - судья Биджиева Р.М., постановлениесуда апелляционной инстанции от 10.12.2014 в составе: Афанасьевой Л.В., Белова Д.А., Цигельникова И.А.).
 
18.         Решение антимонопольного органа о включении общества в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке хранения и складирования зерна (ОКВЭД 63.12.3) с долей более 50 % не нарушает прав и охраняемых законом интересов общества, но и не позволяет злоупотреблять своим положением на соответствующем товарном рынке.
ЗАО «Карачаево-Черкесский мукомол» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным приказа Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее - УФАС по КЧР) в части включения в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке хранения и складирования зерна (ОКВЭД 63.12.3) с долей более 50 % ЗАО «Карачаево-Черкесский мукомол», об обязании УФАС по КЧР исключить ЗАО «Карачаево-Черкесский мукомол» из Реестра хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке хранения и складирования зерна (ОКВЭД 63.12.3) с долей более 50 %.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении заявленных требований отказано.
УФАС по КЧР проведен анализ товарного рынка по хранению и складированию зерна в Карачаево-Черкесской Республике с целью определения состава хозяйствующих субъектов, действующих на данном товарном рынке, определения объема товарного рынка и долей каждого субъекта, действующего на товарном рынке, определения уровня концентрации товарного рынка, выявления барьеров для входа новых хозяйствующих субъектов на товарный рынок, формирования реестра хозяйствующих субъектов, имеющих  долю на рынке определенного товара более чем тридцать пять процентов, а также использования результатов анализа для выявления нарушений антимонопольного законодательства на товарном рынке по итогам 2011-2012 годов.
За основу для определения доли общества на рассматриваемом товарном рынке приняты данные об объеме оказанных услуг в натуральном выражении. При сравнении полученных результатов установлено, что в границах Карачаево-Черкесской  Республики доминирующее положение на рынке услуг по хранению и складированию зерна с долей более 50% занимает ЗАО «Карачаево-Черкесский мукомол». За исследуемый период времени - 2011-2012 годы, совокупный объем хранения зерна составил 43 285,7 тыс. тонн - в 2011 году; 39 413,32 тыс. тонн - в 2012 году.
Общество включено в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35%, в отношении деятельности по хранению и складированию зерна  с долей общества на этом рынке, более 50%.
При отказе в удовлетворении требований общества суд исходил из следующего.
В целях реализации Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» приказом Федеральной антимонопольной службы России от 28.04.2010
№ 220 утвержден «Порядок проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке».
Результаты анализа отражаются в аналитическом отчете, который и является основанием для принятия решения о включении сведений о хозяйствующем субъекте в реестр (пункт 8, подпункт «а» пункта 13 Правил).
Судом было установлено, что Аналитический отчет от 25.10.2013 удовлетворяет всем требованиям, указанным в Порядке и сам по себе факт включения заявителя в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 50%, не нарушает права и законные интересы заявителя, но не позволяет злоупотреблять своим положением на соответствующем товарном рынке.
(Решение от 10.02.2015 по делу А25-111/2014 - судья Биджиева Р.М., постановлениесуда апелляционной инстанции от 22.04.2015 в составе: Цигельникова И.А., Белова Д.А., Параскевовой С.А.).
 
19.    При принятии решения антимонопольным органом не проведен анализ в отношении товарного рынка, на котором было допущено нарушение, связи с чем, решение не соответствует законодательству о защите конкуренции и нарушает права и законные интересы заявителей в сфере предпринимательской деятельности.
Постановление Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее - УФАС по КЧР) о прекращении производства по делу об административном правонарушении в связи с малозначительностью незаконно, поскольку судом установлен факт отсутствия состава правонарушения в действиях общества.
ООО «Федеральная гидрогенерирующая компания – РусГидро» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее - УФАС по КЧР) о прекращении производства по делу об административном правонарушении № 18-а.
Решением суда заявленные требования удовлетворены.
Постановлением УФАС по КЧР от 30 июня 2014 года производство по делу об административном правонарушении № 18-а прекращено в связи с малозначительностью совершенного административного правонарушения, обществу объявлено устное замечание.
Решением Арбитражного суда Карачаево-Черкесской Республики от 11.06.2014 по делу № А25-2176/2013, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014, решение УФАС по КЧР о признании Открытого акционерного общества «Федеральная гидрогенерирующая компания – РусГидро» и Открытого акционерного общества «Южная межрегиональная энергетическая компания» нарушившими антимонопольное законодательство, а также предписание УФАС по КЧР № 51 о прекращении нарушения антимонопольного законодательства признаны недействительными, как несоответствующие Федеральному закону от 26.07.06 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».
В этой связи суд посчитал, что факт отсутствия события правонарушения не нуждается в доказывании в силу преюдициальности решения Арбитражного суда КЧР от 11.06.2014 по делу А25-2176/2013, в котором указано следующее.
Поскольку факты существенного изменения цены на электрическую энергию (мощность) антимонопольным органом в оспариваемом решении не установлены, не указано каким образом действия заявителей ограничили или могли ограничить конкуренцию на оптовом рынке электроэнергии, не указано какие именно участники оптового рынка вынуждены были повысить (понизить) цены на электроэнергию, не приведены конкретные факты и доказательства влияния действий заявителей на деятельность каких-либо иных участников оптового рынка электроэнергии либо нарушения их прав в хозяйственной деятельности, суд считает, что в действиях заявителей отсутствует вмененное им в вину нарушение.
Принимая оспариваемое постановление, которое, по сути, не является постановлением о привлечении к административной ответственности, административный орган на основании части 1 статьи 29.9 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации прекращает производство по делу об административном правонарушении ввиду малозначительности вмененного деяния, то есть не по так называемым реабилитирующим основаниям.
Суд пришел к выводу, что административный орган прекратил производство по делу об административном правонарушении в связи с малозначительностью деяния (часть 1 статьи 29.9 КоАП РФ), в то время как отсутствует событие административного правонарушения (пункт 1 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ).
Таким образом, суд посчитал, что данное постановление подлежит признанию незаконным и отмене арбитражным судом.
(Решение от 26.02.2015 по делу А25-1298/2014 - судья Салпагаров К.Х.).
 
 
II.           Краткий обзор дел, по которым Арбитражным судом Карачаево-Черкесской Республики рассматривались заявления, связанные с применением Федерального закона от 13.03.2006 №38-ФЗ «О рекламе» (далее – Закон о рекламе).
 
1.        Рекламораспространитель не может нести ответственность за нарушения требований Закона о рекламе. Субъектом указанного нарушения является рекламодатель.
ООО «ЮЖНАЯ ВОЛНА Медиагруппа» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее - УФАС по КЧР).
Решением суда первой инстанции требования удовлетворены.
На основании заявления Карасовой Д.М. УФАС по КЧР в отношении заявителя было возбуждено дело № 11 по признакам нарушения законодательства о рекламе. По результатам рассмотрения дела решением УФАС по КЧР распространяемая заявителем реклама признана ненадлежащей.
УФАС по КЧР в ходе рассмотрения дела № 11 по признакам нарушения Закона о рекламе иные лица помимо самого заявителя к рассмотрению дела не привлекались.
Суд посчитал, что в данном случае не привлечение к участию в рассмотрении дела № 11 по признакам нарушения Закона о рекламе всех участвующих в спорных отношениях и имеющих непосредственное отношение к оказанию спорных услуг лиц не позволило антимонопольному органу исследовать все имеющие значение для рассмотрения дела обстоятельства, точно определить статус всех участников рекламных отношений и правильно квалифицировать их действия.
К рассмотрению настоящего спора судом в качестве третьих лиц были привлечены ООО «Электроник Восток», ООО «Партнер Пэймент», ОАО «МегаФон».
ОАО «МегаФон» является ответственным за списание денежных средств со счета мобильного телефона абонента, зачисление денежных средств на его счет, передачу SMS-сообщений контент-провайдеру и контроль за его деятельностью.
ООО «Электроник Восток» является контент-провайдером, который за установленную абонентскую плату арендует у оператора сотовой связи короткие номера, стоимость отправки SMS-сообщений на которые отличается от стандартной, заданной тарифным планом абонента.
Между ООО «Электроник Восток» (провайдер) и ООО «Партнер Пэймент» (дилер) заключено дилерское соглашение от 01.07.2011, в соответствии с которым провайдер обеспечивает дилеру техническую, юридическую и организационную возможность приема и учета любых телематических сообщений, а последний, в свою очередь, обязуется осуществлять все зависящие от него действия в целях увеличения трафика.
Таким образом, в рассматриваемом случае запрошенная Карасовой Д.М. услуга оказывается непосредственно ООО «Электроник Восток» на основании лицензии на телематические услуги связи и договора с оператором сотовой связи (ОАО «МегаФон»).
Суд посчитал, что заявитель как рекламораспространитель не может нести ответственность за нарушение требований, указанных в части 7 статьи 5 Закона о рекламе. Субъектом указанного нарушения является рекламодатель, который УФАС по КЧР к рассмотрению дела о нарушении законодательства о рекламе не был привлечен.
Суд пришел к выводу о том, что в информационных сообщениях на Телеканале «9 Волна» о предоставляемых услугах по пользованию ТВ-чатом, заказу телезрителями песен и размещению их поздравлений в совокупности с опубликованными на сайте evostok.ru/agreement/ правилами проведения интерактивных сервисов и пользовательским соглашением размещен достаточный объем существенной для потребителя информации о данных услугах, влияющей на намерение потребителя воспользоваться рекламируемым предложением и необходимой для получения данных услуг (в том числе о самой услуге и ее стоимости, о порядке набора соответствующего SMS-сообщения с учетом обязательного наличия ключевого слова и разделительного символа и т.д.). Данная информация доступна для потребителя и не вводит его в заблуждение, позволяет установить существенные условия предоставления рекламируемых услуг и не искажает их действительную стоимость.
Оспариваемые решение и предписание УФАС по КЧР не соответствуют действующему законодательству и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
(Решение суда от 23.01.2013 по делу А25-1538/12 - судья Шишканов Д.Г.).
 
III.        Краткий обзор дел, по которым Арбитражным судом Карачаево-Черкесской Республики рассматривались заявления, связанные с применением Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказания услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о размещении заказов).
 
1.    Антимонопольным органом обоснованно отказано в удовлетворении жалобы ООО ЧОО «Барс-Плюс», поскольку обществом не может осуществляться частная охранная деятельность объектов, подлежащих государственной охране, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации.
Управление  Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Карачаево-Черкесской Республике обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными пунктов 2, 3 и 4 решения и предписания от 22.01.2013 Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее УФАС по КЧР).
Решением суда первой инстанции требования Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Карачаево-Черкесской Республике удовлетворены в полном объеме.
Управлением Роскомнадзора по КЧР обществу с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Барс-Плюс» отказано в допуске к участию в аукционе в связи с несоответствием требованиям ст.11 Закона «О частной детективной и частной охранной деятельности в Российской Федерации», согласно которой охранная деятельность частных охранных организаций не распространяется на объекты, подлежащие государственной охране, перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации. ООО ЧОО «Барс-Плюс» обжаловало действия Управления Роскомнадзора по КЧР в УФАС по КЧР.
По результатам рассмотрения вышеуказанной жалобы антимонопольным органом в удовлетворении требования ООО ЧОО «Барс-Плюс» было отказано.
Вместе с тем, своим решением антимонопольный орган признал Управление Роскомнадзора по КЧР нарушившим пункт 2 части 1 статьи 12 Закона о размещении заказов и выдал предписание об устранении нарушений конкурсного законодательства, согласно которому Управлению Роскомнадзора по КЧР предписано отменить протокол заседания конкурсной комиссии по рассмотрению заявок на участие в конкурсе.
Управление Роскомнадзора по КЧР, полагая, что вышеназванные решение и предписание нарушают его права и законные интересы, обратилось в  суд с заявлением об их оспаривании.
При рассмотрении дела судом установлено, что Управление Роскомнадзора по КЧР:
- обоснованно отказало ООО ЧОО «Барс-Плюс» в допуске к участию в аукционе, т.к. у ООО ЧОО «Барс-Плюс» полномочий на выполнение функций государственной охраны объектов, указанных в Перечне не имеется.
- правомерно заключило государственный контракт на охрану своих объектов с ФГУП «СВЯЗЬ-безопасность» как с единственным поставщиком услуг.
(Решение суда от 16.05.2013 по делу А25-107/2013 - судья Биджиева Р.М.).
 
2.        Отделу образования назначено наказание, предусмотренное санкцией части 1.4 статьи 7.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, так как факт нарушений Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказания услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о размещении заказов) доказан и не оспаривается сторонами. Ввиду малозначительности совершенного правонарушения применены положения статьи 2.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).
Отдел образования Администрации Ногайского муниципального района обратился в арбитражный суд с заявлением об оспаривании постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Карачаево-Черкесской Республике (далее – УФАС по КЧР) о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 1.4 статьи 7.30 КоАП РФ.
Решением суда постановление УФАС по КЧР изменено, отделу образования Администрации Ногайского муниципального района объявлено устное замечание о недопустимости нарушения законодательства о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд.
Заявителю вменено нарушение частей 9, 10 и 11 статьи 9 Закона о размещении заказов. В разделе «4. Ответственность сторон» проекта Муниципального контракта на поставку», опубликованного на сайте https://zakupki.gov.ru, отсутствуют обязательные условия об ответственности поставщика (исполнителя, подрядчика) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, предусмотренного контрактом.
Вина отдела выразилась в том, что им не были предприняты все возможные меры для предотвращения совершения нарушения законодательства о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд.
Наличие состава правонарушения установлено. Вместе с тем, данное правонарушение существенной угрозы охраняемым общественным отношениям не представляло, вреда интересам граждан, обществу и государству не причинило, а так же с учетом того, что отделом факт формального допущения правонарушения не отрицается, в рамках рассматриваемого дела применены положения статьи 2.9 КоАП РФ о малозначительности.
В соответствии с конституционными  принципами соразмерности и справедливости при назначении наказания судом сочтено возможным применение к спорным правоотношениями статьи 2.9 КоАП РФ, освободив отдел от административной ответственности, предусмотренной частью 1.4 статьи 7.30 КоАП РФ в виде наложения административного штрафа, и ограничиться устным замечанием. 
(Решение от 09.09.2013 по делу А25-656/2013 - судья Салпагаров К.Х.).
 
IV.        Краткий обзор дел, по которым Арбитражным судом Карачаево-Черкесской Республики рассматривались заявления, связанные с применением Федерального закона от 05.04.2013 №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о контрактной системе).
 
1.    Действия конкурсной комиссии по отклонению заявки общества на участие в открытом конкурсе неправомерны, поскольку информация об обеспечении исполнения контракта в размерах, установленных законом, не является нарушением Закона о контрактной системе.
Однако признание недействительным конкурса не приведет к восстановлению нарушенных прав истца ввиду фактического исполнения контракта.
ООО «Строительный дорожный контроль» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Федеральному казенному учреждению «Управление федеральных автомобильных дорог на территории Карачаево-Черкесской Республики Федерального дорожного агентства» о признании недействительным и отмене открытого конкурса на проведение строительного контроля, а также признании недействительным государственного контракта.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении заявленных требований отказано.
21 апреля 2014 года на официальном сайте Российской Федерации в сети Интернет (http://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ok44/view/common-info.html?regNumber=0379100003314000011) для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг, опубликовано Извещение о проведении открытого конкурса.
 15 мая 2014 года проведена процедура рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе, по результатам которой ООО «Стройдорконтроль» и ООО «Ремстройпроект» отказано в допуске к участию в конкурсе. Победителем открытого конкурса признано ООО «Севкавгеопроектстрой».
Судом установлено, что в протоколе рассмотрения и оценки заявок на участие в открытом конкурсе в качестве основания для отклонения заявки общества указано «Признать заявку не соответствующей требованиям на основании части 3 статьи 53 Федерального закона от 05.04.2013 №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», при этом названный протокол не содержит причин её отклонения, в том числе положений Закона о контрактной системе и положений конкурсной документации, которым не соответствовала заявка общества, предложений, содержащихся в заявке общества на участие в конкурсе и не соответствующих требованиям конкурсной документации.
Суд пришел к выводу, что общество было вправе не предоставляя информацию о добросовестности участника торгов, предоставить до заключения контракта обеспечение исполнения контракта в размерах, установленных законом, что соответствует положениям Закона о контрактной системе.
Признавая незаконным отказ учреждения в допуске общества к участию в открытом конкурсе, суд не нашел оснований для признания торгов недействительными, руководствуясь при этом следующим.
На момент обращения общества в суд торги проведены, по их итогам определен победитель торгов, с которым заключен государственный контракт на проведение строительного контроля исполнение обязательств по контракту составило 64%. Фактическое исполнение государственного контракта в объеме более чем на 60% на момент рассмотрения спора в арбитражном суде влечет объективную невозможность защиты прав ООО «Стройдорконтроль» избранным способом, поскольку его права не могут быть восстановлены посредством признания государственного контракта недействительным, так как возвращение сторон в первоначальное положение невозможно.
(Решение от 19.09.2014 по делу А25-930/2014 - судья Салпагаров К.Х., постановлениесуда апелляционной инстанции от 18.12.2014 в составе: Луговой Ю.Б., Марченко О.В., Сулейманова З.М.).
 
2.        Решение антимонопольного органа об отказе во включении в реестр недобросовестных поставщиков сведений в отношении общества не соответствует требованиям законодательства и нарушает права и законные интересы Управления имуществом и коммунальным комплексом города мэрии муниципального образования г. Черкесска, поскольку при его принятии он располагал доказательствами о недобросовестном поведении и злонамеренном уклонении общества от исполнения заключенного контракта.
Управление имуществом и коммунальным комплексом города мэрии муниципального образования  г. Черкесска (далее – Управление) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Управления Федеральной антимонопольной службы России по Карачаево-Черкесской Республике (далее - УФАС по КЧР) об отказе во включении в реестр недобросовестных поставщиков сведений в отношении ООО «АУМ», обязании включить сведения в реестр недобросовестных поставщиков в отношении ООО «АУМ».
Решением суда заявленные требования удовлетворены.
Между Управлением и обществом был заключен муниципальный контракт от 24.02.2014 №2-МК/14 «О строительстве многоквартирного жилого дома».
По причине затягивания обществом выполнения условий вышеназванного контракта Управлением принято решение об одностороннем отказе от исполнения муниципального контракта.
Управление обратилось в антимонопольный орган с заявлением о включении сведений в реестр недобросовестных поставщиков в отношении ООО «АУМ» в связи с односторонним отказом от заключения контракта.
УФАС по КЧР, рассмотрев заявление Управления решением по делу №РНП-09-07, отказало во включении в реестр недобросовестных поставщиков сведения в отношении ООО «АУМ», ссылаясь на отсутствие доказательств направления (вручения) решения Управления об одностороннем отказе от исполнения контракта по почте заказным письмом с уведомлением о вручении по адресу ООО «АУМ», указанному в контракте.
Принимая решение об удовлетворении требований, суд исходил из следующего.
Отношения, связанные с размещением заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, а также отношения, связанные с включением сведений в реестр недобросовестных поставщиков с 01.01.2014 - регулируются Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».
Положениями муниципального контракта от 24.02.104 №2-МК/14 стороны предусмотрели возможность расторжения контракта путем принятия заказчиком решения об одностороннем отказе от исполнения контракта в случае нарушения исполнителем условий контракта.
Факт принятия Управлением всех предусмотренных статьей 95 Закона о контрактной системе мер по информированию ООО «АУМ» об одностороннем расторжении муниципального контракта подтвержден материалами дела и судом исследован.
Материалами дела было подтверждено, что условия контракта по заявке заказчика - Управления не исполнены, социально значимый объект не построен.
Суд признал, что у ООО «АУМ» имелась возможность для соблюдения правил и норм Закона о контрактной системе, за нарушение которых предусмотрена ответственность в виде внесения сведений в Реестр, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, антимонопольный орган располагал достаточными доказательствами для включения сведений об ООО «АУМ» в реестр недобросовестных поставщиков.
На решение суда первой инстанции ООО «АУМ» подана апелляционная жалоба 14.04.2015.
(Решение от 17.03.2015 по делу А25-1505/2014 - судья Биджиева Р.М.).
 
Председатель судебной коллегии
по рассмотрению споров,
возникающих из административных
и иных публичных правоотношений                                 А.С. Дышекова
 
Консультант отдела судебной статистики,
правовой информатизации, кодификации
и систематизации законодательства                                  Э.Ю. Семенова